Protest we Władywostoku

Protest we Władywostoku

We Władywostoku odbył się protest przeciwko podwyżkom cła na sprowadzane z zagranicy używane auta.
Ciekawym faktem jest to, że demostrację rozganiała moskiewska policja, lokalna policja nie uczestniczyła w tym. Dalej tekst i wideo po rosyjsku.

«Акция протеста» во Владивостоке: горожан били дубинками по голове, чтобы быстрее разошлись
– Вызовите «скорую». Тут человеку плохо, – кто-то обратился к ОМОНу.

– Заткнулись все, быдло, – заорал милиционер. – Здесь нет людей. Люди дома сидят, а вы тут – скот и быдло.

httpvh://www.youtube.com/watch?v=lu2KWbUXvOc

Мы с фотографом приехали на площадь борцам за власть Советов к полудню. Здесь собралось около тысячи человек. Ни плакатов с лозунгами, ни мегафонов у людей не было.

Напомню, это уже третья попытка жителей Приморья протестовать против повышения пошлин на ввоз иномарок. Первая акция, о которой промолчали все телеканалы, прошла 14 декабря. Люди, возмущенные таким пренебрежением со стороны СМИ, вышли на улицу и в минувшую субботу, 20 декабря и в злочастное воскресенье – 21-ого.

Атмосфера царила мирная, никто никаких действий не предпринимал. Где-то минут через пятнадцать подъехала милицейская машина с громкоговорителем, из которого раздавались призывы разойтись.

– Граждане! Данная акция незаконная, все расходитесь! – предлагал милиционер, сидящий в машине. – Призываю всех мирно разойтись по домам! Повторяю: акция несанкционированная.

Призывы звучали на протяжении десяти минут. Кто-то крикнул из толпы: «Это площадь для народа!» Люди стали собираться в хоровод вокруг елки, агрессивных действий с их стороны не было. Кричали: «С Новым годом!» Неожиданно набежали бойцы ОМОНа, стали хватать всех подряд. При этом избивая мирных граждан. Сопротивления никто не оказывал, да это было и бесполезно. Ко мне подлетел ОМОНовец, стал заламывать руки за спину. Когда я пытался достать удостоверение и объяснить, что я журналист, его выбили у меня из рук со словами: «Тогда подавно тебе место в обезьяннике». Сильно заломали руки за спину, хотя никакого сопротивления я не оказывал. Потащили к машине.

– Мужики, я же не сопротивляюсь! – обращался я к ОМОНовцам. – Зачем руки так заламываете?

Ответом был тычок дубинкой под ребра и нецензурная брань. Сзади наш фотограф пыталась объяснить, что мы на задании редакции. Я услышал, как милиционер ответил ей: «Пошла на … отсюда. Ща тебя заберем – будешь тут вы…ваться». Краем глаза я увидел, что тех, кто пытается бежать, «вырубают» ударом дубинки по затылку, потом запинывают и только потом несут до машины. Меня просто-таки закинули в машину ОМОНа. В «обезьяннике» сидело человек пятнадцать – было очень тесно. Но милиция продолжала впихивать сюда людей. Справа от меня сидел человек и зажимал глаз рукой. Из глаза беспрестанно шла кровь. Через какое-то время в машину стали заталкивать довольно пожилого фотографа. Камера у него была разбита, а сам он держался за сердце. Позже ему стало совсем плохо.

– Вызовите «скорую». Тут человеку плохо, – кто-то обратился к ОМОНу.

– Заткнулись все, быдло, – заорал милиционер. – Здесь нет людей. Люди дома сидят, а вы тут – скот и быдло.

Машина тронулась, куда нас везут, милиционеры не сообщали, а в ответ продолжали унизительно оскорблять задержанных. Молодой человек рядом со мной звонил девушке:

– Я тебя люблю. Меня избили, куда-то везут. Если не вернусь, то знай, это московский ОМОН. Деньги, если что, в тумбочке. Маме не звони, не пугай. Если она узнает, то корвалол в верхнем шкафу.

Нас привезли в Ленинское РОВД, было слышно, что людей пересчитывают. Я был сорок пятым. Внутри, в отделении, все было забито до отказа. Здесь находилось много коллег-журналистов, некоторые – с видеокамерами. Одному из телевизионщиков при задержании разбили камеру и сломали руку. По слухам, сильно пострадал японский журналист с канала NHK.

Наши, владивостокские, милиционеры вели себя дружелюбно. Избитым сразу же предложили помощь. Разрешали воспользоваться туалетом.

– Сейчас составим на всех протокольчики, и пойдете по домам, – говорил лейтенант.

Чуть позже в отдел зашел полковник и поинтересовался: «Как же вы так сюда попали? Москвичи, конечно, дали маху…» Здесь наконец-то, выяснив, что я журналист, меня отпустили. До припаркованной в центре машины добирался на автобусе. Проезжая мимо площади, обратил внимание, что людей уже не было. Стояли только бойцы ОМОНа.

P.S. Замутил Винни Пух с молодой медведицей. Привел домой. Только дело начало приближаться к самому интересному… стук в дверь. Винни, взбешенный, подбегает к двери, там стоит Пятачок .
– Ну чего тебе!
– Винни, у тебя изолента есть?
– Нет у меня никакой изоленты . Пошел прочь отсюда, не видишь – мне некогда!
Через пять минут опять стук в дверь.
– Винни, я тебе принес изоленту.
– ДАНАФИГА???
– Ну у тебя же не было…


Czarny humor: Gorąca linia z Władimirem Putinem

Skomentuj

Ta strona wykorzystuje Akismet w celu ograniczenia spamu. Dowiedz się, jak przetwarzane są komentarze.