Mirnyj (Мирный) – rosyjska stacja polarna we wschodniej Antarktydzie, nad Morzem Davisa, współrzędne geograficzne 66, 33’ 07” S, 93, 00’ 53” E.

Nazwa bazy naukowej upamiętnia rosyjski statek „Mirnyj”, dowodzony przez kpt. Fabiana Bellingshausena, który na przełomie lat 1819/1820 popłynął na południe, aby najbardziej jak tylko to możliwie przybliżyć się do bieguna południowego w celach badawczych.

Rosyjską (radziecką) stację antarktyczną założono w 1956 r. i od samego początku funkcjonowała dzięki energii elektrycznej wytwarzanej we własnej małej elektrowni (domki ogrzewane elektrycznie, kuchnia całkowicie zelektryfikowana). To tutaj w 1957 r po raz pierwszy załoga stacji nawiązała łączność radiową z podobną placówką naukową znajdującą się przy biegunie północnym. Mirnyj jest pierwszą i główną jednocześnie założoną przez Rosjan bazą naukową na „Białym Lądzie”. Klimat regionu w którym znajduje się stacja nie jest tak surowy jak w głębi kontynentu.

Polacy

W 1961 r. do kolejnej 10 Radzieckiej Wyprawy Antarktycznej przyłączył się meteorolog W. Chełchowski, który jako pierwszy Polak zimował na kontynencie w stacji Mirnyj.

Praca

“Praca w sezonie” trwa od stycznia do marca. Żeby dotrzeć na czas, ekspedycja wypływa z Petersburgu w listopadzie. Na stacji jest internet – 40 dolarów (około 116zł) za megabajt danych. Wysłanie/odebranie jednego listu (jeden list to 70 wierszy, jeden wiersz to 60 znaków. W przybliżeniu 2,5 strony rozliczeniowe/1800 znaków) kosztuje 3,20zł. Zarobki od 5tys.zł/mies.

Klimat

Temperatura maksymalna +6.8°C, minimalna -40.3°C, średnia roczna temperatura -11.3°C. Największy problem stanowi wiatr, który wieje przez 220 (dwieście dwadzieścia) dni z prędkością przekraczającą 15m/s (54km/h).

180 km/h

Sąsiedzi

Australijska stacja Davis Station jest najbliższym sąsiadem stacji Mirnyj, odległość pomiędzy stacjami to 678km.

 

Stacja MirnyjМоё почтение!
Недавно меня попросили рассказать о том, как контролируют потоки информации в Антарктиде. Немного посовещавшись сам с собой, я решил рассказать обо всех проблемах, связанных с компьютерами и связью. Рассказ будет касаться, в основном, ситуации в обсерватории Мирный, хотя бо́льшая часть проблем характерна и для остальных зимовочных станций. Про сезонные станции я вообще ничего не знаю в этом плане.

Начну немного издалека — с климатических условий. В обсерватории Мирный, где я зимовал, в среднем 220 дней в году сила ветра превышает 15 м/с. Этот ветер постоянно несёт с ледникового купола снежную пыль, которая доставляет много разных неприятностей, для нас важно то, что она заряжает статическим электричеством дома. Все предметы в домах накапливают статику, и люди в том числе. Перед тем, как браться за ручку двери, например, нужно по ней же слегка задеть ладонью — разрядиться, а иначе искра щелкнет — и довольно больно.

Перед тем, как начать работать с электронными приборами, разряжаться нужно обязательно — можно спалить. Я сам лично наблюдал, как один мой товарищ по зимовке сел за компьютер, положил руку на мышь, курсор тут же начал хаотически метаться по экрану и через 3-4 секунды замер. Всё, мышь в утиль.

Втыкать сетевые провода и флешки во включенные машины тоже не рекомендуется. Но все многие это делают. Один персонаж «на горячую» втыкал провод от спутниковой антенны в карту для приёма спутниковых снимков стоимостью несколько килобакс, да ещё и в шторм (ветер > 25 м/с), когда статика зашкаливает. Сжёг карту, конечно.

Оборудование выходит из строя часто. Сетевые карты, например, там просто можно смело числить по разряду расходных материалов.

В этих условиях снабжение комплектующими и новым оборудованием — вопрос нормальной работы станции (она ведь не просто так стоит — работают специалисты, получают информацию по своим областям, обрабатывают, пересылают в Центр институты). Так вот, если у кого-то ещё есть иллюзии, спешу их развеять. Новые компьютеры для Мирного не приобретаются. Обновление компьютерного парка происходит примерно так: в институте ААНИИ у какого-то сотрудника устаревает ([начинает барахлить],[ещё что-то]) комп. Он подаёт заявку, ещё через какое-то время деньги выделены и новый компьютер ставят ему, а его старый отправляют на станцию. Если заявка на новый комп придёт со станции, то произойдёт то же самое: новую машину поставят в институте, а старую — на станцию.
Для станций закупают провода, бумагу, картриджи для принтеров… Злые языки поговаривают, что с расходки откат гуще.
В некоторых службах на станции работают ещё 386 и 486 машины под DOS разных версий. Или Win95.

Кстати, об OS: *nix там не пахло (я имею ввиду только Мирный, про другие станции не в курсе). Кто сказал, что лицензионной Windows там нет? Есть — на личных ноутбуках у зимовщиков я сам лично видел лицензионную Висту. Станционные машины, все, как одна — мечта отдела «К». А в самом деле, ну кто будет посылать проверку в такую даль? Тем более, что это и не территория России?

А что у нас со связью? Ну, радиостанции, седая классика — около домов установлены антенны, в радиорубке — несколько трансиверов, от современных, до пожилых (но и они ещё «в форме»). Не «морзянка», конечно, хотя ключи на всякий случай есть, и радисты могут на них работать.

Можно посылать телеграммы. Конечно же, есть спутниковые телефоны разных систем — Iridium, Inmarsat, Fleet. Есть и факс, разумеется.

Телефон установлен в радиорубке (типа таксофона, карточки на 10 мин по 8 у.е). Приходишь, берёшь у радиста карточку (две, десять), в следующем месяце из твоей зарплаты вычитают соответствующие суммы.
Тут мы первый раз обнаруживаем, что наши личные переговоры с домом — не такие уж личные. Как радисты, так и очередь в коридоре, прекрасно слышат всё, что вы хотите сказать вашему куратору в иностранной разведке родным и близким.

Интернет — спутниковый. Тут есть два ньюанса: во-первых, 40 долларов за мегабайт. Я не знаю цену на услуги от провайдера (просто потому, что не знаю, через какие спутники там всё сделано), но конечный пользователь (станция) платит столько. Есть лимит в институте — N долларов в месяц на станцию. При необходимости можно залезть в счёт следующего месяца. Скачивают новости (их потом распечатывают и вывешивают в кают-компании, в комнатах отдыха, можно и себе распечатать или скинуть на флешку/по сети), обновляют антивирусы, особенно перед прибытием новой смены.

Во-вторых, доступ к компьютеру, подключенному в интернет, есть только у радиста и у сисадмина. Доступ остальных запрещён прямым распоряжением. То есть, даже если вы захотите потратить свои кровные на то, чтобы проверить почту (хотя бы) — не дадут.

Электронная почта — это отдельная песня.

Письмо на станцию отправляется на специальный адрес в ААНИИ, где из него специальные сотрудницы делают текстовый файл (читают, конечно — а иначе как объяснить, что некоторые письма не доходят?), файлы собирают и кучкой отправляют раз в неделю на станцию. Там радист (читает ли он их?) раздаёт письма по сети, на флешках или в печатном виде.

Письма со станции отправляются по обратному пути — текстовый файл вам нужно отдать радисту, он его, вместе с остальными, (ни глазочком не взглянув, ну что вы!) отправляет в институт, где специальные сотрудницы открывают файлы, старательно глядя только на первую строчку, где вы написали адрес, куда надо переслать, и ни в коем случае не читая остальной текст, и отправляют письмо куда надо вы заказывали.

Есть несколько гарантированных способов, чтобы письмо не дошло — критика начальства (станционного, в институте), оповещение родных о том, что на станции случилось ЧП, но вы в порядке, и тому подобное.

Сколько стоит отправить/получить письмо? Да сущие копейки! 32 рубля за лист. Лист — это 70 строк. Строка это 60 символов. Если в письме 71 строка — уже 64 рубля, ведь новый лист начался. Если строка на один-два символа перескочила на новую строку — это никого не волнует. В конце концов, вас никто не заставляет писать письма по электронной почте. За письма, как и за телефонные разговоры, из вашей зарплаты вычитают соответствующие суммы. Да, за недошедшие письма тоже. И опять же, злые языки поговаривают о стоимости письма и даже переходят на личности.

Впрочем, это всё касается станций Мирный, Восток и Прогресс. На Новолазаревской есть аэродром, который принадлежит не Российской Антарктической Экспедиции, а другой организации, там есть интернет — медленный, но со свободным доступом (можно отправить почту, и даже посерфить, но недолго). Кажется, он даже бесплатный (в смысле, фирма платит только абонентку и ограничение по толщине канала), но врать не буду. Но персонал станции пользовался, значит, если и платно, то не разорительно. На станции Беллинзгаузен всё ещё интереснее, там есть сотовая связь и GPRS — рядом находится чилийская станция, а на ней просто стоит сота. Люди летят на эту станцию через Чили и покупают чилийские симки, чтобы не разоряться на роуминг отечественных опсосов. К сожалению, я потерял ссылку, но одна журналистка, зимовавшая на «Белле», вела свой ЖЖ прямо со станции.

Так что, дорогие читатели, если соберётесь зимовать на трёх неблагополучных станциях — ноутбук и спутниковая связь вам в помощь! И мой вам совет — берегитесь статического электричества, до ближайшего сервиса 5000 км.

Tapety i zdjęcia:

 

 

Źródło 1, źródło 2, źródło 3

Autor: Konstanty Martyniuk

Trener języka rosyjskiego, absolwent slawistyki na Uniwersytecie Marii Curie-Skłodowskiej. Tłumacz języka rosyjskiego, współtwórca serwisu Rosyjski.pro. Odpowiedzialny za stronę techniczną, SEO oraz kwestie merytoryczne dotyczące portalu – audio, wideo, testy i quizy.

0 Komentarzy

Dodaj odpowiedź

Skontaktuj się z nami

Nie ma nas teraz w zasięgu klawiatury. Ale możesz wysłać do nas e-mail, a my skontaktujemy się z Tobą.

Wysyłanie

©2017 Rosyjski.pro - Nauka języka rosyjskiego online. Wszystkie prawa zastrzeżone.

lub

Zaloguj się używając loginu i hasła

lub    

Nie pamiętasz podanych danych?

lub

Create Account